Обезьяночеловек (3/3)

Фрагмент статьи
Обезьяночеловек

Во второй половине 20-х годов под руководством профессора биологии Ильи Ивановича Иванова проводились опыты по скрещиванию человека и шимпанзе.

В качестве биолога со специализацией в области искусственного осеменения Иванов прославился множеством различных внутривидовых гибридов. Он вывел помесь зебры и осла, зубра и домашней коровы, антилопы и коровы, мыши и крысы, мыши и морской свинки, морской свинки и кролика, кролика и зайца. Зверюшки выглядели забавно и мило, и Илья Иванович был любимцем публики.

О том, что профессор намерен скрестить человека с обезьяной, мир впервые узнал от него в 1910 году. Для опытов по реципрокному скрещиванию Илье Ивановичу были нужны человеческие мужчины и женщины, а также самцы и самки обезьян. Люди, желающие добровольно, безвозмездно и реципрокно скреститься, были. Требовались деньги на обезьян.

Илья Иванович Иванов и шимпанзе

Следующие 15 лет всемирно известный биолог искал для своего проекта финансирование, и найти не мог. Все, конечно, уважали науку, а на фотографических карточках пикантного свойства иногда и не такое увидишь. Но денег никто не давал.

В 1924 году, работая в парижском Пастеровском институте, настырный профессор договорился, что если он найдёт деньги, ему разрешат эксперименты во французской колонии Гвинея. Эта страна была одной из самых бедных и удалённых от центров цивилизации, каковой остаётся и по сей день. Большей глухомани на Земле поискать. И, что особенно важно, там живут шимпанзе.

Иванов обратился за финансированием к советскому правительству.

Большевики не могли упустить шанса поучаствовать в этом научном триумфе. Стирались границы не только между богатыми и бедными, между частным и общественным, между городом и деревней. Стирались границы между человеком и животным! Это доказывало материализм и атеизм.

Вооружённые обезьянолюди

Илье Ивановичу выделили для опытов крупную денежную сумму.

В Африке удача не сопутствовала учёному. Во-первых, в Африке его научный прорыв грозил запятнать персональную репутацию каждого чиновника так же, как и в Европе. Во-вторых, передовых идей не оценило местное население.

Охотиться на обезьян африканцы умеют. Загонят на одиноко стоящее дерево и окурят соломой. Когда обезьяна надышится и свалится, её оглушат дубинками. Приехал белый шаман за обезьянами – натащили ему целую кучу хоть на амулеты, хоть на деликатесы. Он их странно щупал и осматривал, и почти всех забраковал из-за того, что из-за дубинок они не здоровы. Ему целенькие нужны. А  дальше появились нехорошие слухи.

Местные жители прониклись стойкой неприязнью к Иванову и его ассистентам. Когда прибыли выписанные Ивановым для ловли шимпанзе сети, ловить было некому. А когда масла в огонь слухов добавили гвинейские женщины, обращавшиеся к Иванову за лечением, профессор перешёл на осадное положение. Скандал докатился до властей.

Французы приняли решительные меры: взяли с Ильи Ивановича обещание, что он не будет осеменять гражданок обезьянами, а с местных – что они не тронут Илью Ивановича и его сына-ассистента, пока те пакуют чемоданы.

Иванов проявил твёрдость духа, и не только эвакуировался на свободу в Советский Союз без потерь среди личного состава лаборатории, но и захватил с собой полтора десятка обезьян, из которых три, возможно, были беременны обезьяночеловеком.

Проект СССР по созданию обезьяночеловека

По приезде в СССР Илья Иванович выглядел измождённым, но воодушевлённым. Организовал Сухумский обезьяний заповедник, ныне один из крупнейших мировых центров приматологии.

Одно за другим Илью Ивановича настигали разочарования. Обезьяны, нечеловеческими усилиями осеменённые в Африке, не забеременели. Не было отбоя от молодых комсомолок, желавших родить большевистскую обезьяну, но сдох последний самец орангутана. Тем не менее, профессор был настроен решительно и закупил сто обезьян.

К 1930 году эксперименты не дали обезьяночеловека, но их было множество. И они были секретными, а Илья Иванович был намерен во что бы то ни стало их опубликовать, причём на весь мир. Его отлучили от обезьян и осудили на профессорскую кафедру в Алма-Ату, где он вскоре и умер от инсульта. Некролог написал Иван Павлов. Как биолог, Илья Иванов был велик. Опубликовали некролог через год из-за секретности.

Ещё долго ходили слухи о полученных профессором Ивановым солдатах, быстро взрослеющих, обладающих геркулесовой силой и легко управляемых.

Добавить комментарий

Оцените

0 баллов
+ балл Против

Всего голосов: 2

За: 1

Процент голосов за: 50.000000%

Против: 1

Процент голосов против: 50.000000%

Дворец Советов